"Театральный Петербург" №17 (117) декабрь, 2006 год.

Подготовила Юлия СЕМЕНОВА


Быть актером "Балтдома"

Ленинградский государственный театр имени Ленинского комсомола (с 1991 года переименован в "Балтийский дом") был создан в 1936 году. В декабре театр отмечает 70-летие. Здесь работали режиссеры В. Кожин, Г. Товстоногов, П. Хомский, В. Воробьев, Г. Опорков и многие другие. Здесь создавались спектакли, которые стали легендой театрального Ленинграда: " Зимняя песня", "Три мушкетера", "Сирано де Бержерак", "С любимыми не расставайтесь", "Чайка". Но этот материал мы решили выстроить в форме беседы с актерами разных поколений — Татьяной Пилецкой, Региной Лялейките, Валерием Соловьевым, Игорем Мосюком, Владиславом Юрчекевичем. Ведь каждый раз выходя на сцену, именно актеры представляют зрителю лицо своего театра.

 

— Вы работаете с режиссерами многих школ и направлений. Это характерная тенденция "Балтийского дома" — приглашать на свою сцену разных режиссеров. И тем не менее: существует ли такое понятие, как "актер/актриса ''Балтдома"? Актер этого театра — он какой?

Татьяна Пилецкая: Эта тенденция стала проявляться лишь в последние годы. Раньше, когда театр носил имя Ленинского комсомола, действительно существовало такое понятие — "актер театра имени Ленинского комсомола". У нас было много молодежи, жизнь кипела. И я полагаю, что именно этим мы отличались от других театров. Мне было сложно приспособиться в театре в новом его качестве. Поэтому, когда мы начинали репетировать с Климом спектакль "Сон об осени", приходилось очень непросто. Но со временем я приняла предложенный режиссером способ существования — отстраненный, самоуглубленный. Теперь это моя самая любимая работа. Вы знаете, я не смогу сформулировать, что такое актер Театра "Балтийский дом". Естественно, я считаю себя актрисой Театра имени Ленинского комсомола, потому что большую часть своей актерской жизни проработала в этом театре.

Регина Лялейките: В последние годы у нас появилась возможность поработать с интереснейшими режиссерами: Галибиным, Коняевым, Шерешевским, Тумановым, Климом. И со временем организм стал настолько тренированным, что теперь я могу работать с каждым новым режиссером. Получается, что актер пластичный, способный психологически перестроиться с одной школы на другую. Несмотря на то, что все мы в основном окончили один театральный институт, мы иногда делаем вещи, которым нас никто никогда не учил, как это произошло, например, в работе с Климом.

Валерий Соловьев: Отвечая на ваш вопрос, я считаю: универсальный. Именно потому, что в "Балтийском доме" мы сотрудничаем с режиссерами разных школ, разных мировоззрений, разных взглядов на жизнь — с Андреем Могучим, Анатолием Праудиным, Климом, Василием Сениным. И потому я приношу свою благодарность нынешнему руководству театра. Работать с разными режиссерами — это очень сложно, но и очень интересно: влезть в природу режиссера, понять, что он ищет, что хочет сказать. У Клима был такой термин — "полетать". Вот работа сделана, говорил он, а теперь взлетайте. Так вот, мне интересно: можно с режиссером полетать или нет?

Игорь Мосюк: Возможно, раньше и было так: были актеры Театра имени Ленинского комсомола. В нынешнем театре — вряд ли. А сейчас, мне кажется, каждый сам для себя определяет, является ли он актером "Балтийского дома" или нет.

Владислав Юрчекевич: Я думаю, у нас универсальные актеры. База, которую дает наш театр, предоставляет шанс талантливой, гибкой молодежи высоко прыгнуть. Если, конечно, работать над собой.

 

— Стал ли для вас этот театр домом?

Татьяна Пилецкая: Конечно. Я пришла из кинематографа — это был серьезный шаг. Пришла именно сюда — рискнула. И осталась именно здесь.

Регина Лялейките: А как же? Ведь все возможности — играть, работать с серьезными режиссерами — дал нам именно наш театр. К тому же важна человеческая атмосфера: здесь никогда ничего не делается за спиной.

Валерий Соловьев: Безусловно. Чем он для меня дорог? Когда я только пришел сюда после института, меня очень хорошо приняли. Я до сих пор благодарен этим людям. Скажу честно, за те 18 лет, что я служу здесь, меня часто звали в другие театры, но я остался в "Балтийском доме", потому что считаю себя патриотом своего театра.

Игорь Мосюк: Да, причем в прямом смысле. Когда мне было негде жить, я жил в театре. Да и сейчас: с утра — репетиция, вечером — спектакль.

Владислав Юрчекевич: Да. Он меня много раз выручал. Я подумывал об уходе из театра, но там, где платят больше, меня не устраивает творческая сторона дела.

 

— В чем, с вашей точки зрения, уникальность этой сцены? Стены помогают?

Татьяна Пилецкая: Эта сцена очень коварная. Но если ее освоить, обжить, то она и помогает, и доставляет радость, удовольствие, Кроме того, в нашем театре всегда были замечательная творческая атмосфера, замечательные человеческие отношения — без интриг, без подсиживаний.

Регина Лялейките: Долго говорили, что эта сцена очень тяжелая. Но когда, например, шел спектакль Татьяны Казаковой "Как вам это нравится?", на сцене возникло такое пространство, такой космос...

Валерий Соловьев: Поскольку стены родные, то, наверное, помогают. Дома-то всегда легче играть, чем на выезде. Когда, например, Сергей Григорьевич Шуб устроил нам прощание с занавесом (старый занавес, который я помнил с того времени, как пришел сюда, пару лет назад поменяли на новый) — до слез же было жалко! Как же можно после этого не любить свой театр?

Игорь Мосюк: Эта сцена очень открытая, Я имею в виду то, что сюда может прийти ставить спектакль любой режиссер. Даже тот, которому больше негде работать.

Владислав Юрчекевич: Я считаю, что люди должны своей энергией наполнять эти стены, а не питаться от них, я всегда стараюсь отдавать свою энергию этому театру. Не нужно от него чего-то ждать, нужно уметь отдавать самому.



© 2006-2015

Все права защищены.
Использование материалов сайта возможно только с разрешения.

 

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru